По благословению Митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла

Россия, Свердловская область, Верхотурский район, Верхотурье, Воинская улица, 1 А

Таинство Причащения (Евхаристия)

 

Таинство евхаристии ( по греч. «благодарение»), или причащения, занимает центральное место в Православной Церкви. Оно составляет главную часть особого богослужения — литургии.
Каждая литургия — это повторение Тайной Вечери, на которой Спаситель, оделял учеников хлебом и вином, которые он называл Своими Телом и Кровью. Для православных верующих хлеб и вино не символизируют Тело и Кровь Христовы, а претворяются в них, вещественно оставаясь хлебом и вином.
Причащение есть Таинство, в котором верующий (православный христианин) под видом хлеба и вина принимает (вкушает) Тело и Кровь Господа Иисуса Христа и через это таинственно соединяется со Христом и делается причастником вечной жизни. Причащение Христовых Тайн призвано духовно изменить человека.

Таинство Святого Причащения установил Сам Господь наш Иисус Христос во время последней Тайной вечери, накануне Своих страданий и смерти. Он Сам совершил это Таинство: взяв хлеб и благодарив (Бога Отца за все Его милости к роду человеческому), преломил и подал ученикам, говоря: приимите ядите: сие есть Тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также, взяв чашу и благодарив, подал им, говоря: пейте из нее все; ибо сия есть Кровь Моя, Нового Завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание (Мф. 26, 26-28; Мк. 14, 22-24; Лк. 22, 19-24; 1 Кор. 11, 23-25).

 Так Иисус Христос, установив Таинство Причащения, заповедал ученикам совершать его всегда: сие творите в Мое воспоминание.

В беседе с народом Иисус Христос сказал: Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6, 53-56).

 Согласно заповеди Христовой, Таинство Причащения постоянно совершается в Церкви Христовой и будет совершаться до скончания века за богослужением, называемым Литургией, во время которой хлеб и вино, силою и действием Духа Святого, прелагаются, или пресуществляются в истинное Тело и в истинную Кровь Христову.

 Хлеб для Причащения употребляется один, так как все верующие во Христа составляют одно тело Его, глава которого есть Сам Христос. Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба, - говорит апостол Павел (1 Кор. 10, 17).

Оно совершается непременно в храме, на св. престоле, за Литургией, или обедней: но Тело и Кровь Христовы, в виде запасных Святых Даров, могут быть приносимы в дома для приобщения больных.

 Первые христиане причащались каждый воскресный день, но теперь не все имеют такую чистоту жизни, чтобы так часто причащаться. Однако святая Церковь заповедует причащаться каждым постом и никак не реже одного раза в год. По канонам Церкви человек, пропустивший без уважительной причины три воскресенья подряд без участия в Евхаристии, т.е. без Причащения, тем самым ставит себя вне Церкви (21-е правило Эльвирского, 12е правило Сардикийского и 80е правило Трулльского Соборов).

 К Причащению Святых Христовых Тайн в семье готовятся заранее. В эту подготовку входят усиленная молитва, посещение богослужений, пост, добрые дела, примирение со всеми, а затем - исповедь, то есть очищение своей совести в таинстве покаяния.

Из истории:

Ядый Мя, и той жив будет Мене ради, -сказал Господь наш Иисус Христос (Иоан. VI, 57). Истина этого изречения разительнейшим образом оправдалась в одном случае, о котором повествует Евагрий в своей церковной истории. По словам его, в Константинопольской Церкви было обыкновение оставшиеся от причащения священнослужителей и народа Святые Дары преподавать детям, обучавшимся в школах чтению и письму. Они призываемы были для этого из училищ в церковь, в которой священнослужитель и преподавал им остатки Тела и Крови Христовой. Однажды в числе сих отроков явился сын одного еврея, занимавшегося деланием стекла, и, по неизвестности своего происхождения, приобщен был Святых Таин вместе с другими детьми. Отец его, заметив, что он промедлил в училище более обыкновенного, спросил его о причине этого замедления, и когда простодушный отрок открыл ему всю истину, то нечестивый иудей рассвирепел до того, что в пылу ярости схватил сына и бросил его в разожженную печь, в которой плавилось стекло. Мать, не зная этого, долго и напрасно ожидала сына; не находя его, обходила с плачем по всем улицам Константинополя. Наконец, после напрасных поисков в третий день, она сидела у дверей мастерской своего мужа, громко рыдая и призывая по имени своего сына. Вдруг она слышит голос его, отзывающийся к ней из среды горячей печи. Обрадованная, она бросается к ней, открывает устье ее и видит сына своего, стоящего на раскаленных угольях, но нимало не поврежденного огнем. Изумленная, она вопрошает его, как он мог остаться неповрежденным среди палящего огня. Тогда отрок рассказал все матери и прибавил, что в пещь к нему низошла величественная жена, одетая в порфиру, веяла на него прохладой и подавала ему воду для утушения огня. Когда весть о сем дошла до сведения императора Иустиниана, то он, по желанию матери и сына, повелел просветить их св. крещением, а нечестивый отец, как бы исполняя слова пророка об ожесточении иудеев, одебелел сердцем и не восхотел подражать примеру супруги и сына своего, почему, по повелению императора, казнен был как сыноубийца (Евагр. Ист. Цер., кн. IV, гл. 36. Воскр. Чт. 1841 г., стр. 436).

Поиск

Мы в контакте

Календарь

Авторизация