По благословению Митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла

Россия, Свердловская область, Верхотурский район, Верхотурье, Воинская улица, 1 А

Святой блаженный Иоанн Верхотурский

Св. блж. Иоанн Верхотурский.

Память ему: 16/29 апреля (местное празднование) и 10/23 июня (общецерковное празднование в Соборе Сибирских святых).

В 1984 г. по благословению святейшего патриарха Московского и всея Руси Пимина, в связи с подготовкой юбилейной даты 1000-летия Крещения Руси было установлено празднование в честь Сибирских святых, которое определено совершать 10/23 июня, в день памяти святителя Иоанна Тобольского и всея Сибири чудотворца. В этот собор было включено и имя блаженного Иоанна Верхотурского. «Радутеся, Христа ради юродивии Иоанне, Космо и блаженная мати Домно, в Сибири подвизавшиися и Богу угодивши … вси бо вы молите о нас Превечнаго Бога» (Канон «Всем святым, в Сибири просиявшим»).

Впервые имя блж. Иоанна Верхотурского упоминается в обобщающих агиологических трудах архиепископа Сергия (Спасского) и архимандрита Леонида (Кавелина). Эти агиологи называют его «Верхотурским и Сибирским чудотворцем» и относят время его жизни к XVII в. (Сергий (Спасский), архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. 1-2. Изд. 1-е. М., 1875-1876; Т. 1-2. Изд. 2-е. Владимир, 1901-1903; Т. 1-2. Изд. 3-е. М., 1997.; Леонид (Кавелин), архим. Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси (до XVIII в.) обще и местно чтимых: Справочная книжка по русской агиографии. СПб., 1891. С. 114).

Год и месяц рождения блж. Иоанн неизвестны. Дата же его кончины – 16 апреля 1701 г., указана в Служебных Минеях (Минеи Служебные. Месяц апрель. С. 16; Минеи Служебные. Месяц май. С. 379).

Архиеп. Сергий (Спасский) в 1876 г. при упоминании о блж. Иоанне помимо рукописи одного из «Иконописных подлинников» (Так назывались справочные пособия для иконописцев) XVIII в. из библиотеки Киево-Софийского собора (Оригинал рукописи, в силу известных политических событий на Украине, остается для нас недоступным) ссылается на ее публикацию (Филимонов Г.Д. Иконописный подлинник XVIII века. М., 1874). Вот полная цитата из этого издания под 16 апреля: «Святаго и праведнаго Симеона Меркушинскаго и Верхотурскаго, иже в Сибири новаго чудотворца; подобием рус, брада и власы на главе аки Козмы Безсребренника; ризы на нем просты, русския. Гроб его вышел сам наверх с мощами из земли; бе в лето 7160, свидетельствовал его преосвященный Игнатий митрополит Сибирский. И святый Иоанн тут же; инде пишет сед, аки Николай чудотворец» (Филимонов Г.Д. Указ. соч. С. 51-52). Из слов «святый Иоанн» трудно понять, кто имеется в виду. Совсем не очевидно, говорится о некоем верхотурском святом. Не ясно и что означает «тут же». Возможно, фразу «святый Иоанн тут же» следует понимать как: «память св. Иоанна в этот же день».

Вызывает недоумение и дата в вышеприведенном тексте «Иконописного подлинника» - «Лето 7160» (1651/52 г.). Она не соответствует ни году выхода в Меркушино из земли гроба «с честными останками христианского телеси» (1692 г.), ни году освидетельствования открывшихся мощей митрополитом Игнатием (1694 г.). Не соотносится указанная дата и с приблизительным временем кончины св. праведного Симеона - 1646-1650 гг.

Кроме этого в опубликованном Г.Д.Филимоновым тексте «Иконописного подлинника» обращают на себя внимание следующие моменты. Во-первых, память св. праведного Симеона помещена под 16 апреля. Указаний на этот день памяти праведного в других источниках не встречается, что позволяет говорить о вероятности ошибки в тексте источника.

Во-вторых. В приложении к указанной публикации Г.Д.Филимонов дает как алфавитный список имен святых, упомянутых в «Иконописном подлиннике» (с датами их памяти), так и именную роспись по каждому месяцу. В первом алфавитном указателе имени Иоанн с наименованием Верхотурский память которого отмечалась бы 16 апреля нет. Нет Иоанна и в помесячной росписи под 16 апреля (Очевидно, Г.Д.Филимонов, во избежание ошибки, непонятную для него смыслом фразу «и святый Иоанн тут же» в именных указателях к публикуемому источнику решил обойти молчанием).

Поскольку вопрос о том, откуда в современных Служебных Минеях появляется эта дата, нами пока еще до конца не решен, то в научном поиске мы исходили из условной заданности – правильности года преставления блж. Иоанна - 1701 г. О том, что юродивый с таким именем в конце XVIIв. в Верхотурье был, позволяет утверждать тот факт, что в Синодике 1670 г. Верхотурского Свято-Троицкого собора в родовых помянниках верхотурцев однажды он упоминается: «Род Петра Барабанщикова: Прокопия; Ивана блаженного; воина Василия; Агафии» (ГУТО ГАТ. Собр. рукописных книг. № 82. Л. 98). Данная родовая запись выполнена хорошо выработанной скорописью первой трети XVIII в.

Фамилия Барабанщиковых среди коренных верхотурских фамилий в XVII в. не встречается. Лишь в Тюмени в первой половине XVII в. были стрельцы и пешие казаки с прозвищем Барабанщики, которые, возможно, были войсковыми музыкантами-сигнальщиками (РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Кн. 43. Л. 191 об., 212; Мосин А.Г. Уральский исторический ономастикон. Екатеринбург: Изд-во «Екатеринбург», 2001. С. 32). В целом на Урале фамилия Барабанщиков встречается довольно редко. Так, в 1695 г. в Колчеданском остроге зафиксирован выходец из Кунгурского уезда крестьянин «Сергинского острошку казачей сын» Митка Лукьянов сын Барабанщиков (Мосин А.Г. Исторические корни уральских фамилий. Екатеринбург: Изд-во «Гощицкий», 2008. С. 170). Встречаются Барабанщиковы в конце XVII – начале XVIII в. и в Туринске: «ис Туринска: … у Васки Барабанщикова 2 пищали по 30 алтын 4 денги за пищаль» (Первое столетие сибирских городов. XVII век. Новосибирск: «Сибирский хронограф», 1996. С. 137 (История Сибири. Первоисточники. Вып. 7)). В Верхотурском же уезде фамилия Барабанщиков фиксируется много позднее – в 1800-1801 гг. (Мосин А.Г. Исторические корни уральских фамилий. Екатеринбург: Изд-во «Гощицкий», 2008. С. 170, 346).

Тем не менее, единственный раз эту фамилию в верхотурских документах начала XVIII в. нам встретить удалось.

В верхотурской окладной хлебной книге 1707 г. («к 1708-му году») значится некий Леонтий Барабанщиков – «дьячек и пономарь» в «заретцкой церкви Пречистыя Богородицы Одегитрея» с хлебным окладом в «четь с осминою и пол-2 четверика ржи, четь с четвериком овса» (РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Кн. 1469. Л. 152). Однако в денежной окладной книге за указанный год тот же дьячек Одигитриевской церкви Леонтий, отмеченный с годовым окладом в 3 рубля, записан под другой фамилией – Голышев (РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Кн. 1469. Л. 130). В денежной окладной книге 1708-го («к 1709-му») г. в дьячках Одигитриевской церкви с тем же окладом по-прежнему числится «Леонтей Голышов» (РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Кн. 1501. Л. 114). Несомненно Леонтий Барабанщиков и Леонтий Голышев – одно и тоже лицо.

Разнобой в «фамилиях» дьячка Леонтия объясняется следующим образом. В XVII – начале XVIII в. «фамилии» еще не имели привычных нам протокольно-паспортных функций, являясь лишь признаком персональной родовой идентификации. Пришлец, у себя на родине привыкший «прозываться» Барабанщиковым, переехав на новое место жительства, получил другое «назвище» - Голышев. К примеру, от «голой», «голыш» - бедный, не обремененный при переезде большим количеством имущества.

Исходя из данного обстоятельства к настоящему моменту перспективным направлением в плане выяснения «фамилии» и, по возможности, реконструкции родословия блж. Иоанна (если появление его имени в Минее не есть результат ошибки) является продолжение генеалого-исторических изысканий по родам: Барабанщиковы и Голышевы.

Поиск

Мы в контакте

Календарь

Авторизация